Продуктовые карточки…Настоящая трагедия для человека, привыкшего самостоятельно распоряжаться своими деньгами. Человека, который всегда покупал то, что мог себе позволить. Много, мало, что именно – дело десятое. Сам факт!

Но в военное время разве кто-то спрашивал? Война диктовала свои, суровые условия, не подстроиться под которые было невозможно. Так и получилось: 17 июля 1941 года Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановил ввести карточную продажу продуктов в Москве, 18 июля — в Ленинграде и близлежащих городах. К концу того же года карточки охватили все городские поселения страны.

Источник: pikabu.ru
Карточка на мясо и мясопродукты, осень 1941 года. Источник: pikabu.ru

Стоили карточки по 10 копеек каждая. А за спекуляцию и злоупотребление ими ввели уголовную ответственность.

При написании материала я обратилась к февральскому приложению журнала «Родина» под названием «Документы Победы» (выпуск «Продуктовые карточки»).

Какие продукты могли получить жители СССР по продуктовым карточкам?

Карточки были двух видов: продуктовые и промтоварные. По первым советский житель мог получить хлеб и хлебобулочные изделия; крупы и макароны; сахар и кондитерские изделия; растительное и животное масло, маргарин; мясо и мясопродукты; рыбу и рыбопродукты.

Промтоварные карточки распространялись на хлопчатобумажные, льняные и шелковые ткани; швейные товары; трикотаж; чулочно-носочные изделия; кожаную и резиновую обувь; хозяйственное и туалетное мыло (оно, кстати, выдавалось в размере одного куска в месяц на одну карточку).

Все остальное можно было купить как раньше, за собственные деньги. Только вот проблема в том, что самое нужное было как раз «карточное»…

Всех граждан СССР разделили на две категории, согласно которым разрабатывались нормы выдачи продуктов. Так, например, выдавался хлеб:

  • Рабочим и инженерно-техническим работниками 1-й категории – по 800 г в сутки, 2-й категории – по 600 г.
  • Служащим 1-й категории – по 500 г, 2-й категории – по 400 г.
  • Иждивенцам и детям обеих категорий – по 400 г хлеба в день.
Источник: pbs.twimg.com
Источник: pbs.twimg.com

Количество кондитерских изделий и сахара варьировалось от 400 до 800 г по одной карточке. 800 г, самую большую порцию, получали рабочие и инженерно-технические работники.

Замечательная и любимая мной писательница Екатерина Рождественская (дочь поэта Роберта Рождественского) в книге «Дом на Поварской» (Издательство «Э», 2018) так описывала размер этих пайков и карточную систему:

[…] Поля наготовила, что могла, а что там она особенно могла? По карточкам давали непропеченный клеклый хлеб, яичный порошок, немного сала (лярд назывался) и коричневое, непонятно из чего сделанное повидло. Иногда удавалось доставать кусок сахарной головы. У Поли и Якова карточки были иждивенческие, совсем жидкие.

В журнале «Родина» опубликованы и воспоминания очевидцев того нововведения. По словам драматурга Александра Афиногенова, за день до того, как в СССР внедрили карточную систему, люди стали скупать сухари, сушки и прочие продукты, будто пытаясь запастись на всю войну.

А школьник Лев Федотов рассказывал о том, что он вместе со своим другом Мишкой решили проверить действие новых документов на деле. Они отправились в магазин, где товарищ беспощадно «прожег» всю свою мясную карточку и получил взамен горсть сосисок.

[…] Да ведь это мне и на сегодняшний вечер-то не хватит, черт подери! — возмущался мальчишка.

Обстановку накалял и тот факт, что карточная система была отнюдь не совершенна. Ни продавцы, ни покупатели – никто не мог понять, что и за какие талоны выдается.

Источник: rodinaussr.livejournal.com
Источник: rodinaussr.livejournal.com

Кстати, в журнале упоминается, что почему-то среди домохозяек стало популярным слово «выкупать» вместо привычного «покупать». Так и говорили: «А ты уже ВЫКУПИЛА крупу?» «А у меня еще масло не ВЫКУПЛЕНО»…

Бывало и такое, что продавцы выдавали продукты не по норме, а больше положенного. Случайно, конечно. Но сколько же радости было у покупателя!

Об одном из таких случаев вспоминал сын Марины Цветаевой, переводчик Георгий Эфрон:

[…] Пошел я в гастроном; но там мне улыбнулось счастье: вместо полагающихся 200 г шоколадных конфет продавщица отпустила мне 400.

Оказывается, там работали две женщины. Одна вырезала талоны и говорила своей напарнице, сколько продуктов нужно выдавать, а другая их и выдавала. Так вот, когда подошла очередь Георгия Эфрона, первая продавщица была чем-то отвлечена, взяла чек и переспросила «200 грамм?», передала своей соседке и стала с кем-то разговаривать. А напарница возьми и спроси «Вам?…». Георгий и ответил: «400». Забрал их и «быстро-быстро ушел, боясь, как бы первая не сказала второй: «200!».

Тогда часть конфет он продал (36 штук за 72 руб.; получается 2 рубля за штуку), а часть, это 10-15 конфет, съел «за два присеста». Удача…

Многие, конечно, мечтали об отмене карточек.

1947 год. Сегодня первый день без карточек. Меня не покидает радостное настроение. Ведь можно будет на свой заработок кормить детей весь месяц. О большем я пока и не мечтаю, – пишет Нина Покровская, одна из переживших то время.

Но были и те, кто привык…Кому с карточной системой было удобней и спокойней. Например, когда Нина сказала своей маме о том, что ждет отмены карточек, чтобы больше никогда не делить хлеб, мама ответила «Нет, по-моему, и тогда лучше делить, а то кому-нибудь да не хватит».

Таким далеким кажется для нас то время, голод…карточки! Но давайте никогда, никогда не забывать тех, кому пришлось пережить весь этот ужас!

Christina
christina.salimova@gmail.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *